borkhers: (Default)
[personal profile] borkhers
*
Одно из важнейших для меня политических наблюдений и прозрений также оказалось связанным с моей профессией. Дело было в 1981 году. Каюсь, я был убежден тогда, что с Софьей Власьевной (советской властью) бороться бессмысленно. она сама по себе постепенно "зажиреет" и скончается лет через сто. Вся диссидентская деятельность в моем понимании сводилась к расширению границ свободы слова и печати, десталинизации и прочих идеалов тех времен.
И уж, конечно, все мы понимали, что умрем как и родились - в СССР.
Что не мешало нам на каждое празднование великого октября (а случая собраться и выпить мы не пропускали) начинать застолье с тоста (мое авторское право!): За 100-летие советской власти, чтобы мы все до него дожили, а она - нет!

*
В больнице, несмотря на надзор и ограничения, пациенты иногда кончают жизнь самоубийством. Каждый подобный случай считается чрезвычайным происшествием, производится тщательное расследование. Но никакие профилактические меры не сводят печальную статистику на нет.

На этот раз в одном из мужских отделений повесился пациент, да не простой, а сотрудник какой-то партийной организации. По-моему, райкома, точно не помню, ему все равно теперь, а мне - и подавно. Тем более, что пациента этого я никогда не знал. Но именно меня, не имеющего отношения к этому случаю, беспартийного еврея, послали за главным врачом. Главный же находился на заседании пленума бюро горкома КПСС. На меня был выписан пропуск. В первый и в последний раз в жизни я находился в помещении партийного учреждения высокого ранга. Осторожно. стараясь не привлечь ничьего внимания я приоткрыл массивные двери и зашел в зал.
*
Я видел зал сзади, так, как его не видел никто иной. Я стоял, они-сидели. Кроме того, пол в зале был наклонный. Короче я смотрел на пленум сзади и сверху вниз.
За трибуной стоял человек и что-то бубнил себе под нос (разобрать было невозможно). Как все тогда, он читал доклад по бумажке. Но все остальные тоже читали! Все! Перед каждым была раскрытая книга или развернутая газета. Никто не слушал докладчика. Никто не смотрел друг на друга и друг друга не стеснялся... Я отметил среди склоненных голов шевелюру главного, благо он сидел у прохода, подошел к нему и тронул его за плечо. Главный обернулся, сложил газету и вышел со мной в коридор. Там я рассказал ему о печальном событии. И мы поехали в больницу....
*
Именно тогда я понял, что режиму - конец. Конец не через сто лет и даже не через двадцать. До меня дошло, что коммунистическая власть больше всего досаждает номенклатуре. Вечером, разговаривая с отцом, я сказал ему: они охотно поменяют власть, данную им партией на свободу и власть, которую дают деньги. Так оно и случилось.
*
Разбирательство несчастного случая шло своим чередом. Отделение лишили переходящего знамени. Зав отделением получил выговор. Санитар был уволен. Знамя передали острому женскому отделению. Строго в соответствии с известной уже читателю больничной приметой, через два месяца там также покончила с собой пациентка...
*
И, если уже говорить о политических прозрениях, то вот деталь из театральной жизни. К пятидесятилетию образования СССР Одесский русский драматический театр поставил пьесу О. Иоселиани "Пока арба не перевернулась". И висели по всему городу афиши. "К пятидесятилетию образования СССР. Пока арба не перевернулась".
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

February 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios