Jan. 10th, 2012

borkhers: (Default)
***

куда ни гляди в разлом в раскол или в скит
озерное дно спеленатый китеж спит
двадцать четыре башни двенадцать врат
от ворот поворот приворот отврат

русалка пучит глаза зачем не знает сама
мужики тащат за жабры из под коряги сома
тяжелая жирная рыба упирается бьет хвостом
подводный бог осеняет себя крестом

для креста известно положены два перста
человеческая и божеская сущность христа
нераздельно и неслиянно в мире перевелась
правая вера в остатке неправая власть

семь церквей сорок девять луковок маковок на горе
семь вселенских соборов один дьячок в алтаре
ибо нет священства монашества остались святые отцы
в могилах а все живые псаломщики и чтецы

часовенное или любушкино согласие в дыру
молятся ибо иконы кончились к серебру
окладов не прикасайся антихристова печать
зверя стоглавого жаловать привечать

пасти огненны раззевает кажет клыки
а следом идут бояре напудрены парики
бритая дылда царь голландские табаки

усы два ножа в панталонах козлиный рог
руки крюки грабли входит плюет на порог
съели святую русь будто капустный пирог

капустный пирог рождественские калачи
листочек пламени восковой стебелек свечи
бог зажимает рот говорит пророку молчи
(2008)

verses

Jan. 10th, 2012 10:01 am
borkhers: (Default)
Вторая лекция о демонтаже

1
Тела от нагревания расширяются. Что до империй,
их тела от расширения распадаются. Захват обернется потерей.
Покоренные государства, отряхнувшись, уйдут отсель
прихватив с собою куски исконных земель.
Это сказка для сидящих на печке Емель.
Рождаешься львом, помираешь сонной тетерей.
На собственной теплой печке, в собственном доме.
Но, чем лежать на печи, лучше стоять на стреме.

2
Странно, что щука, расхаживающая по дну,
не спешит выполнять желания. Проглотив одну
рыбку, с вожделением зарится на вторую
Погоди, Емеля, я занята: видишь, жирую!
Что до хотения, как говорится, хотеть
не вредно, но чтоб получить, надо бы попотеть.
В поле гуляет ветер. По спинам гуляет плеть.
Перелитая в пушки гремит колокольная медь.
Стрелять по врагу легко - что тут уметь?

3
Ядра летят по дуге. Пленных ведут на смотрины
в столицу. Там им взбивают перины,
местные бабы ложатся с ними в постель.
Адаптировать чужака есть великая цель.
Достиженье ее завершает покоренье земель.
Не удивляйся чужим - они останутся тут.
Вот ходят в фартуках, землю твою метут.
Чтобы была земля отглажена и чиста.
Выметут все - будет стоять пуста.
Да нет, не будет, дети быстро растут.

4
В этом смысле империя - лишь орудье в руках
Высшей Силы - зови, как хочешь, к примеру, Аллах.
Без империй история не преуспеет в своих делах.
Мели, Емеля, твоя неделя, но после нее начнется
чужая неделя и, как в песне поется,
жить начнем с понедельника - а что еще остается?
Крошится империя в твердой Господней руке.
Наевшись, щука вверх брюхом плывет по реке.
borkhers: (Default)


***
В каждой лавке - фигурки Марии, Младенца, царей,
пастухов и пасомых -- овец и коров.
Ожидание Рождества, распродажа, уценка ангелов и зверей,
елок, радужных шариков. Под надежный покров

облаков уложен город, праздничные лотки
заполняют площадь, помогая забыть о том,
что тьма подступает к сердцу, что дни совсем коротки,
страшно подумать, что будет потом.

По темно-зеленой поверхности скользит, замедляя ход,
пряничная гондола, на корме -- расписной
гондольер с веслом. Поет. Уходящий год
ему подпевая, кашляет, повернувшись спиной

к бытию, прибавляющему обороты, невмоготу
ждать три недели! Хочется, чтобы скорей.
И в ожидании, заполняя вселенскую пустоту,
мы расставляем фигурки Марии, царей, зверей.
Пластикового Иисуса укладываем в колыбель,
под елочкой, танненбаум, оставь нам долги за то,
что мы оставляем, колядки, кэролс, ноэль.
Устами Младенца глаголет Истина. Не слышит почти никто.
(Венеция, Декабрь 2008 г)
borkhers: (Default)
У профессора В., получившего врачебный диплом еще при Государе, в шестидесятые годы была привычка. На экзамене по нормальной анатомии он подбрасывал и ловил маленькую косточку – ладьевидную, кубовидную, треугольную и т.п. Если студент правильно называл кость, по билетам его уже не спрашивали. Когда отвечать профессору садился особо выдающийся студент (родственник секретаря обкома, звонок из ректората, убедительная просьба не мучить ребенка), В. выкладывал на стол череп или бедренную кость и говорил: «А как называется эта кость? Только сразу не говорите, хорошо подумайте!» Потрясенный студент говорил: «Череп…».
«Какая умница!» - восклицал В., - «не ожидал, каюсь, не ожидал от Вас… Идите, отлично!»
Этот спектакль устраивался на глазах у всей группы – страна должна знать своих героев. Не все, впрочем, сынки и дочки начальников были лоботрясами. Но на экзамене у В. позор им был все равно обеспечен, В. реагировал на сам факт звонка из ректората. Уволить В. не решались – конечно, склеротик и вольнодумец (парадоксальное сочетание!), но академик и, в свое время, принял участие в бальзамировании тела Ленина. Таких заслуг отечество не забывало…

То был маленький ссохшийся человечек, сутулый, смотрящий себе под ноги,
Говорил он настолько тихо, что услышать его лекции могли только первые два ряда огромной аудитории. Никто, впрочем, особенно не старался услышать: лектор В. был никакой.

Когда он умер, его друг и ровесник профессор У. произнес надгробную речь на латыни. Несколько человек, стоявших у гроба могли понять смысл этой краткой речи. Все они были преподавателями кафедры иностранных языков.

February 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios