Feb. 21st, 2012

borkhers: (Default)
***

Память, проснувшись, выворачивает прошлое наизнанку,
осматривает подкладку, прощупывает швы,
подглядывает сквозь занавеску,
подслушивает перебранку
из прошлого века – бодаются две тупых головы.

Нервный стрекот мотора – кто-то заводит трехтонку,
пронзительный посвист ласточек, залетающих под карниз,
новости в местной газете выстраиваются в колонку,
женщина в крепдешине напевает: «Вернись!

Вернись, я всё прощу — страдания и измены!»
Стулья в чехлах. Рояль знал лучшие времена.
Год за годом мелькает. Снижают цены.
Летают, черт знает куда: орбита, потом - Луна.
На открытках цветные лица мастеров экрана и сцены.
Выпьем еще вина, чтоб спала с глаз пелена.

Приносят еще бутылку и пелена спадает,
Но дышать труднее, и сердце, сбиваясь, частит,
И женщина в крепдешине у рояля поет и страдает.
Но к ней никто не вернется. И она никого не простит.
(июль 2007)

verses

Feb. 21st, 2012 08:55 am
borkhers: (Default)
***
Крепко поставлена хата - не хуже тюрьмы.
У бабы, как у парохода, вид лучше с кормы.
Жгут чучело - Масленицы ли, Костромы,

не городок на Волге - крыши, кресты купола,
а чучело-мучело, пучок соломы, горящей дотла,
исконных идолов славно горят тела!

Кострома - солома, пригодная для костра,
а в ленты разряжена, куда как нарядна, пестра.
несут на шесте - вот-вот пролетит искрА!

Вспышка пламени, как вспышка гнева - ввысь изнутри!
Горишь, Кострома? Такая доля, гори!
Смотрят девки-красавицы, парни - богатыри.

Из чучела вылетает красный петух,
машет крыльями, чтобы огонь не потух.
Вот он на крыше дома, а то и двух.

Село охвачено пламенем, а поле белым-бело.
Падают балки, лопается стекло.
Славное было время, но и оно - истекло.

February 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios